«TanzMusik» (танцевальная музыка) – тема летнего сезона 2008 вызывает разные ассоциации в каждом из нас. Кто-то непременно вспомнит о знаменитых танцевальных партиях, от придворного балета XVII-XVIII века до шедевров русского балета и современного танца. Другим придут на ум вальс и танго, фокстрот и ча-ча-ча, исполняемые на вечеринках и балах. Третьи подумают о музыкальных стилях и композициях, которые и танцами-то сложно назвать, но у которых точно есть присущие только им ритм и энергия. Но стоит признать, что независимо от того, что пришло вам в голову, музыка и танец – это две отдельные формы выражения, претерпевающие симбиоз только при переплетении.

Классическая древность не делала такого различия. Греческое слово «mousike», от которого произошло современное «музыка», означает «Искусство муз» как единство танца, музыки и поэзии, в гармонии одного с другим, которое праздновали на ритуальных религиозных или светских фестивалях. Намного позже люди стали отделять эти дисциплины друг от друга и задаваться вопросом, должна ли одна занимать более высокое положение над другой.

Реагирует ли танцор на музыку, переводя эмоциональное содержание звуковых импульсов в комбинацию движений? Или наоборот? Координирует ли музыка форму танца звуками, драпируя хореографическую последовательность музыкальными тонами? А может быть музыка – это просто мелодичный результат танца? Если мы посмотрим на корни этого культурного феномена, то становится понятно, что танец и музыка – это две стороны одной и той же монеты. Это – метафоры человеческого существования. Музыка – это движение, жизнь. Неподвижность или тишина – это оцепенелость, смерть.

Люцернский фестиваль «Лето» (13 августа – 21 сентября 2008 г.)

Узнать больше о Люцерне можно здесь